Saralegi
Тьма, как прожорливый монстр, всегда поглощает все, к чему может дотянуться. Даже в самый солнечный день она создает колонии, противостоящие яркому свету.
Вот и здесь царит ее единовластное правление – даже сияние свеч не может отогнать дерзкую захватчицу. В ее бездонной пасти утопают стены, пол и потолок пещеры - проваливаются в бесконечность, а круг блеклых огоньков не разрушает, оттеняет всю глубину и величие царившего в помещении мрака.
В центре лежал человек, голова его безвольно откинута назад, руки, следуя двум основным линиям начерченного прямо на полу символа, разведены в стороны. Алая краска кое-где отпечаталась на одежде лежавшего, кровавыми пятнами растекаясь по светлой ткани. Ускользающий свет бросал на расслабленное лицо дрожащие тени, меняя его черты до неузнаваемости, превращая в безжизненную, пугающую маску.
- Poprth ddauth alin o'r tywllwch, llie yr ydeym i ged yn undagh.
Резкие слова еще одного человека, почти сливавшегося с черной бесконечностью в своем черном плаще срывались с губ гранитными осколками. Он казался порождением тьмы, ее продолжением, и все ближе подбирался из глубин помещения к сияющему кругу, к тому, кто в нем лежал.
- Gadei eu carthref. Skyrcoket i fya ysbyrsd!
Низко надвинутый капюшон иногда открывал блеск глаз, ловящих отражение огня, широкие рукава скрывали мечущиеся в ритуальных жестах руки. Не было оголено или открыто ни миллиметра кожи.
- Dewch!
Резкий крик разорвал давящую тишину, и одновременно вспыхнул яркий свет. Он слепящим глаза взрывом рассеял тьму и ее прислужника, укрыв в себе извивающуюся на полу фигуру. И угас, так же быстро, как родился.
На полу остались лежать два тела: первое, закутанное в черный саван, было неподвижно, лишено каких-либо признаков жизни, другое же едва заметно дрожало, выстукивая заляпанными воском пальцами по дощатому полу нервную дробь.
Тьма вновь поползла из углов, охватывая помещение…


Девушка сидела на подоконнике и задумчиво смотрела в окно, по стеклам которого стучали дождевые капли. Ний прошел мимо нее несколько раз за последний час и удивленно замер.
- Лиора, тебе не кажется, что околдовывать взглядом окно - признак проблем с головой. Оно же бездушное.
- Пошел вон. - Не оборачиваясь, сказала девушка и уткнулась лицом в сложенные на коленях руки. Передернув плечами, Ний накинул на себе рабочую куртку и вышел из дома. Лиора тут же соскочила с подоконника на пол и, сбежав по лестнице на первый этаж к запасному выходы, открыла двери.
- Привет, сестренка! - Улыбнулся ей брат и прошел в дом. Девушка испуганно жалась спиной к стене, боясь дышать. Вошедший с яркой улыбкой повернулся к ней.
- Как мне этого не хватало! Эй, ты что?! Боишься?
Он подошел к девушке и приобнял ее за плечи. Она кивнул, непонятно чему соглашаясь, и обняла брата за шею.
- Как же это? - растерянность не покидала ее уже давно с того момента как впервые встретила человека так сильно похожего на ее брата.
В первую встречу она еще не знала, что перед ней не Ний и пришла в безумную ярость, вызванную неузнаванием брата. Даже отказывалась разговаривать с ним. А потом Ний уехал из дома на тренировки, специально устраиваемые для будущих членов отряда Магнус. А через пару дней раздался стук в дверь. Это и был он.
- Ний? - Удивленно воззрилась на брата девушка. - Тебя что, из Отряда выгнали?
Ний лишь неодобрительно вздохнул и покачал головой.
- Может для начала в дом пустишь?
Лиора посторонилась, уступая дорогу Нию и не менее требовательно взглянула на брата.
- Ну? Внимаю. - Она закрыла дверь прямо перед носом любопытной бабки.
Ний, заметив недовольство сестры, что-то зашептал, и стекла покрыла морозная корка, узорами разрисовав окно. Лиора удивленно охнула.
- Так-то лучше. - Констатировал он. Девушка же ощутила неуловимую странность в брате. Что-то ее насторожило. - А теперь поговорим. Родителя дома?
Он вдруг посмотрел на лестницу, ведущую на второй этаж, а Лиора отрицательно покачала головой.
- Отлично. Для начала внесем коррективу. Я не Ний Шелест.
Он замолчал, но заметив на лице девушки недоверчивую ухмылку, продолжил.
- Меня зовут Влад. Хотя правильнее было бы Влад Шелест. Но мне противно все, что связывало бы меня с твоим братцем. Нашим братцем...
Так Лиора второй раз встретила Влада. И при первой же возможности спешила, чтобы провести с ним время. Он был другим. Не таким как Ний. Более приветливым, менее равнодушный, относился к ней серьезно. Она настолько привыкла к его присутствию в ее жизни за те два года, которые Ний проводил на практике, что мысли о его исчезновении приводили в ужас.
- Лиор, - вдруг обратился он к девушке, непривычно холодным голосом. - Есть проблема.
- Что? Какая?! - Испугалась она.
- Скажи, ты не обладаешь магическим даром, да?
- Нет. Ний был единственным в семье, у кого появились подобные задатки. А потом пришел человек и заявил, что с двух до пяти лет, он будет приходить и проводить время с братом, подготавливая его к жизни мага. А в шестилетнем возрасте его родители отдали в Школу. Там он жил до 12 лет. Потом после занятий начал возвращаться домой. А сейчас вот, забрали на обучение в отряд Магнусов.
Заметив прищуренный взгляд Влада, она замахала руками.
- Нет-нет! Я просто хочу сказать, что складывается ощущение, будто бы у нас Маги не принадлежат себе. Не свободны. Будто все решили за них уже заранее. Мне бы очень хотелось, чтобы вы подружили, Влад.
- Об этом я и хотел, как раз, поговорить с тобой. Тебе придется выбирать. Или он, или я. Выберешь его - я уйду. Меня - ....
- Что? Что тогда? - Вскинула Лиора голову. На самом деле остаться с Владом ей хотелось больше всего на свете.
- Придется его убить.

Этот день не был тяжелым. Работы было немного, по крайней мере той, где требовалось участие спец.отряда. кому-то могло показаться, что в Городе все спокойно, но это не так. После того как Ния приняли в состав Магнусов, а Эдгара назначили его наставником и куратором их отряда, юноше открылось масса вещей не замечаемых им ранее. Как оказалось за каждым потенциальным магом, даже если это только новорожденный, приставляют Смотрителя, который и должен вплоть до двух лет наблюдать за развитием силы у ребенка, её характерными чертами и окрасками. Вот тут-то и были загвоздки — многие дети не проходили необходимых параметров, если коэфициент их силы был занижен. При столь минимальном колличестве магов, грех было разбрасываться даже этой песчинкой. Таких людей все равно направляли в магическую школу, для изучения основ магии, методов ее распознования и правильности приминения. При чуть больших способностях, однако магии не активной, а более пассивной, направляли в изучение лечения, работы с травами, химикатами и т.д.. Действительно же сильных магов, которых было подавляющее меньшинство, обучали магии так сказать активной, боевой, защитной. И, кроме того, давали те же знания, что и другим «направлениям», просто не настолько глубокие.
Достаточно часто происходили нападения на людей, единственно, почему об этом мало кто знал — Магнусы наводили на граждан «пелену», способную не просто «отвести» взгляд, но и заставляющую обходить определенное место десятой дорогой.
- О чем задумался, новичок? - Хлопнул Ния по плечу светловолосый толстяк, именуемый Харком. Прозвище Харк он получил не только потому, что был похож на добродушного толстопузого на вид зверька, в действительности безумно опасного и агресивного. Его клыки, когти и иголки вдоль спины, источали парализующий яд. Это так же была и его фамилия. Канор Харк. Кстати, Канор и правду оказался хорошим парнем, но Ний, увидев его работающим, решил, что не хотел бы, чтобы тот был его врагом. Как можно соединять в себе столь безумную силу, бесжалостность и расчетливость с яркой улыбкой, оставалось невдомек.
- О том, что еще один пинок моя спина не выдержит. - Нашелся с ответом Шелест. - Привет.
- Не бузи, Шелест. Поехали. Шеф работу подкинул. Как раз попрактикуешься.
Они сорвались с места и вышли из помещения.
- Стоп, Канор. - Удивленно заозирался Ний, не замечая активности коллег.
- Да забей. Эдгар нас двоих отправил. Говорит плёвое дело. Справимся. И тебе практика.
Ничего не оставалось кроме как согласиться. Ний прошел к мотоциклу и сел позади Канора.
- Так мы без Умника? - Уточнил он.
- Не, без Лекаря. Но эту красавицу можно легко выловить. Тем более Юдж, если что, на связи. Кстати, - Харк щелкнул пальцами, приводя мотоцикл в движение. - Как слышно, Юджин?
- Нормально. - Раздался насмешливый голос Аналитика. - Езжайте осторожно, без ха-ха, хоть и маги, а аварии еще никто не отменял. А то знаю я вас. Удачи, ребят.
«Значит с Умником». - Облегченно подумал Ний, обрадовавшись, что сейчас с ними работает Юдж.
- Все бы тебе каркать. - Между тем беззлобно огрызнулся Канор и разговор прекратился.
Все равно слышимости при такой скорости ноль. А использовать магию... Зачем? Другой маг может её с легкостью засечь. На поверку оказалось, что засеченные при рождении маги далеко не единственные в Городе. Непонятно как, когда, но некоторых детей с магической силой не находят и те, кто обладают черной линией силы становятся Отступниками. Ний не мог понять, что происходит с теми ненайденными, но у которых подобной линии нет (все маги обладают Линией Силы — черной, серой, красной, мутной...), т.е. любого другого цвета.
Но Эдгар тогда ответил:
- Любые другие у них долго не живут.
Сейчас же Ний задался другим вопросом, который и поспешил задать Канору, как только они остановились.
- Слушай, я никогда не видел Черного среди наших.
Харк нахмурился.
- А как думаешь, зачем к младенцу с рождения приставляют Смотрителя?
И, решив не церемониться с подробностями, как отрезал:
- Вот потому и не видел. Пошли. Харэ трепаться.


(отсюда правлено)
Еще пару недель назад снег белым покрывалом окутывал город, погребая под собой крыши домов, деревья и дороги, мешая свободному передвижению. Еще неделю назад детвора играла в снежки, с визгом и хохотом прячась друг от друга за возведенными снежными укрытиями. Сейчас же беспощадно палило солнце, но растаявший снег никак не хотел уходить, превращая дороги в грязное болото.
- И почему никому не приходило в голову использовать магов в бытовых целях? - буркнул недовольный погодой рыжеволосый Юджин, магический аналитик или как называли «в народе» теоретик, стягивая мокрые носки. Он только сейчас вернулся с практических занятий, и при каждом шаге в обуви раздавалось многозначительное «хлюп». Юный теоретик с завистью посмотрел на товарищей: Майя и Ний либо вернулись с занятий в общежитие еще рано утром, либо вообще никуда не ходили из-за отсутствия оных.
- Потому что это было бы верхом наглости, господин Зануда, - улыбнулся черноволосый юноша, Ний, отрываясь от учебника, чтобы поприветствовать товарища.
- Тем более, по такой жаре сегодня к вечеру, ну, или до завтра все растает самостоятельно, - поддержала практика единственная в этой компании девушка, двоюродная сестра Юджина. Единственное, что говорило об их родстве, — рыжий цвет волос. Они, такие же густые, как у и брата, волнами падали на плечи Майи, а она все время пыталась заправить их за ухо. Когда же магический аналитик стал стягивать мокрые носки, девушка чуть поморщилась, отводя взгляд.
- Не нравится - не смотри. Вот прошлась бы по этой слякоти, посмотрел бы я на тебя, - буркнул рыжий парень и наколдовал себе чашку горячего напитка. Теперь пришла очередь морщиться Ния. Он ненавидел использовать магию для создания еды, считая, что лучше поголодать, чем создавать из воздуха съестное. Правда, свою точку зрения он никому не навязывал — это личное дело каждого, чем травиться. Сейчас же Ний Шелест не сдержался и недовольно нахмурился.
- Как прошел твой экзамен? - теперь учебник перекочевал куда-то за спину черноволосого студента, от глаз подальше. Майя тоже заинтересованно подобралась, было видно, что этот вопрос интересовал ребят намного больше, чем их предыдущее занятие. Девушка, как оказалось, тоже не сидела без дела, мимоходом отмечая что-то в ученической тетради.
- Я защитился! - гордо отчитался Юджин Эолс, теперь уже выпускник Магической Академии. Он чуть не лопался от радости, получая искренние поздравления друзей. - Думал помру раньше, чем дождусь итогового решения комиссии!
- Кто-то не защитился? - удивился Ний.
- Да, Дитрим. Пристл завалил его на... - Юджин замолчал, когда Ний подняв палец, стал к чему-то прислушиваться. А потом, увидев понятливые лица ребят, подскочил с кровати и очень тихо направился к двери. А Эолс всё продолжал разглагольствовать.
- Пристл завалил его на практике. Все очень удивились этому.
На этих словах Ний резко открыл дверь собственной комнаты и еле сдержал магический удар – на пороге стоял тот самый неудачливый Дитрим.
- Привет, Ний, - не спрашивая разрешения, парень проплелся в комнату будущего боевого мага и, лишь пройдя в глубь помещения, обратил внимание на присутствующих. - Ой, ты не один.
Взгляд его скользнул по Майе и замер на Юджине.
- Поздравляю с защитой, - буркнул гость Эолсу и оглянулся на Ния, бросив вопросительный взгляд. Шелест же ожидал продолжения.
- Привет, Дитрим. Ты что-то хотел? - вежливо уточнил практик, на что неудачливый гость растерялся, как-то странно покосившись на Юджина, и выпалил.
- Хочу в твою команду! Юджин уходит, так возьми меня вместо него!
После этого заявления на пару секунд в комнате повисла гробовая тишина, после чего со стороны стола, за которым уже успел устроиться рыжеволосый аналитик, раздалось нервное похрюкивание и попискивание. Майя тоже улыбнулась. Она, как и Ний, была бы не слишком рада видеть этого человека в своей команде.
- Дитрим, я, конечно не против... но... - Шелест замолчал, не зная, что придумать и готовился ответить обычное «нет».
Именно в этот момент, хорошо знающий способность товарища на корню обрывать просьбы отказом, влез в разговор Юджин.
- Им уже утвердили замену, Дим. - Эолс беспомощно развел руками, когда Майя и Ний бросили на него яростные и недоуменные взгляды, вопиющие «И ты молчал?!!!»
- И кого?
- Матиса Лурса. - на теоретика уставились три пары неверящих глаз.
- Но... - начал было говорить Дитрим, но Юджин вновь перебил его.
- Если у тебя есть какие-то возражения — выскажи их Ректорату. Ну, или кто решает подобные вопросы. Я лишь знаю, что все уже решено.
- Не сильно ты был с ним резок? - обеспокоенно спросила Майя Эолса, когда Дитрим ушел. Хоть девушка и не испытывала сожаления по этому поводу, но этот парень славился своим умением впадать в глубокую депрессию. И тогда мучились абсолютно все, кто окружал незадачливого теоретика.
- Не сильно. От такого в депрессию не впадают, - заступился за друга Ний, правда уверенности в его голосе не было.
- Это у тебя не вызовет депрессии, - хохотнул Юджин, лукаво улыбаясь. Но, видя недоумевающие взгляды друзей, пояснил. - Мне-то она как раз и нужна. Есть у меня... у нас…кое-какие соображения на счет этого пацана.
Шелест поморщился. Его безумно раздражало, когда Эолс начинал вот так вот говорить: покровительственно, словно он и все, с кем он работал, - боги планеты, а их слово и мнение неприкосновенны. Волей-неволей начинаешь чувствовать себя ущербным. Тем более, на сколько лет Рыжий был старше их с Майей? Пара лет - не повод задаваться, особенно, если тебе повезло больше других.
«А ведь повезло...» - вздохнул Ний, в который раз удивляясь гениальности друга. Да уж, таких «Магнус» не упустят. Майя как-то поделилась с ним мыслью, что по окончании Академии дорожки их разбегутся. Кто будет Юджин? А кто они?


Обучение продолжалось. Прошло уже больше полугода с того разговора с Юджином Эолсом, ранее лучшим студентом Магической Академии, а теперь уже успешным сотрудником-магом в теоретическом отделе организации «Магнус». Жизнь в Академии продолжалась, только теперь в лучшей команде Академии место теоретика занимал некто Матис Лурс - полная противоположность рыжему и вечно улыбающемуся Юджу. Более серьезный и сдержанный, иногда мрачный – но, несмотря на это, помогающий своей новой команде.
- Матис, а что случилось с твоими ребятами? - как-то поинтересовался Ний у Лурса и, судя по заинтересованному взгляду Майи, девушку-лекаря тоже интересовал этот вопрос. Оба они слышали, что Матиса не выгнали из команды, а что-то случилось с ее составом.
- Мертвы, - раздался в ответ привычный безэмоциональный голос молодого человека. Любой посторонний назвал бы теоретика равнодушным, но Ний и Майя уже научились различать отзвуки эмоций в поведении товарища. Однако его ответ ребят не удовлетворил. Одно то, что два студента покинули этот бренный мир, выходило за рамки обыденности. Ладно уж кто-то один, можно было бы списать на несчастный случай, неизлечимую болезнь, но никак не запланированное убийство. А здесь не нужно было быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться: за смертью двоих будущих магов - один из которых боевой, а второй лекарь - стоит некто. Просто так? И сразу двое? Не было подобного в практике Академии. Однако большего Матис рассказывать не желал. Понятное дело, что друзей вариант неосведомленности не удовлетворял. Они дружно решили подождать, а после с двойным напором насесть на Лурса в выведывании информации. Решить-то решили, но, как известно, судьба распоряжается по-своему.


- Юджин? - ошарашено уставился на бывшего друга Шелест. Было достаточно удивительно встретиться с ним здесь, в месте, где они столько лет проучились вместе и увидеть на лице друга холодное равнодушие.
- Вы что-то хотели? - спокойно спросил бывший друг, вызвав замешательство у Ния.
- Простите, мы обознались, - быстро сориентировалась Майя, осторожно взяв Шелеста под руку.
- Случается, - пожал плечами Эолс и обернулся к ожидавшему его собеседнику, продолжая разговор, часть которого успели услышать студенты.
- Кто это?
- Местные студенты. Обознались.
- Ооо... - протянул тот. - Бывает.
- Эдгар...
Ний в последний раз оглянулся на скрывшегося за поворотом друга с незнакомым мужчиной, вызвавшем у Шелеста абсолютно неприязненные чувства. Так иногда случается: видишь нового человека - и сразу вспыхивает неприязнь. Иногда интуиция не подводит и впоследствии хорошо, если жизнь не пересекает ваши дороги. А если наоборот? Сталкивает лбами снова и снова, притом доказывая, что антипатия не была беспричинной. Единственное, на что мог надеяться Ний в данный момент, так это на капризную судьбу, которая решит не пересекать пути этих двоих.
- Умер кто? - не выдержал обычно молчаливый Лурс. Наблюдавший со стороны всю ситуацию и не имевший никакого желания вмешиваться в нее, он просто не понимал возникшей паузы и витавшего в воздухе напряжения. Однако вопрос его вывел остальных из ступора. Два тяжелых взгляда уперлись в студента, исполнявшего в их команде роль аналитика, чем совершенно его не смутили, а после смягчились.
- Типун тебе на язык! - первой не выдержала Майя. - Этого еще не хватало!
- Тогда в чем дело? - все еще не понимал Матис.
- А в том, что зазнались некоторые, - зло выдохнул Ний, но было непонятно, чего в его голосе было больше, обиды или раздражения. Майя грустно кивнула.
- Мммм... - как-то весомо, как умел лишь он, протянул Матис. Обычно на этом какой-либо другой реакции от него дождаться было тяжело, так что ребята поначалу даже не обратили внимания на последующие слова друга. - Не думаю, что при главе действующего отдела организации «Магнус» следует проявлять столь сильные эмоции к друзьям, с которыми учился. Попадая за стены «Маг'а», человек перестает принадлежать себе и полностью попадает под власть организации. Если сейчас мы с вами пусть и условно, но считаемся свободными... - Вдруг смутился Матис, чем ввел ребят в шок. - призрачно-свободными... Так вот, попадая туда, люди становятся вещью магнусов. А когда начинают жалеть, то ничего изменить нельзя. Слишком поздно люди понимают, что попались на красивые сказки, которые с детства слышит каждый. О великих героях, Магнусах, что придут и спасут, о их доброте и честности.
Пока Матис говорил, Майя и Ний смотрели на друга широко раскрытыми глазами, не веря не то чтобы его словам, а скорее проявлению эмоций. Это ж надо сколько чувств! Уже выговорившись, переводя дыхание, аналитик недоуменно воззрился на недоуменные лица друзей.
- Что?!
- Ты хорошо себя чувствуешь? - участливо поинтересовался Ний, видимо, раздумывающий, стоит ли звать доктора или само пройдет.
- Да нормально я себя чувствую! - рыкнул Матис.
- Ребята, пошли в комнату, там и поговорим, - предложила Майя, единственно заметившая, что окружающие уже проявляют к ним нездоровый интерес. Чего это эта троица застыла посреди коридора и принялась орать, как ненормальные? Точнее орал один, а остальные двое стояли столбами, что было несвойственно никому из них.
Уже в комнате Ния, рассевшийся поудобнее Матис, вернулся к интонациям зануды-лектора и стал отвечать на вопросы, главным из которых был — откуда он все это знает?
- Мой отец.. - начал Лурс нерешительно, видимо, все еще сомневаясь, следует ли рассказывать это кому-либо или нет. - Он работал в действующем отделе...



(перечитать отсюда. Это было самым первым вариантом. Что-то можно стащить и вставить. Можно и забить)
- Пошли, Ний!!
- Да- да!! Иду! - Молодой человек отвернулся от высокой горы, на которой, как ему показалось, он увидел очертания мужской фигуры, и побежал догонять товарищей.
Человек, скрывающийся там в тени, сделал шаг к краю обрыва, и на его губах отразилась усмешка.
- Ну что, Ний. Думаю, пора нам уже встретиться. - Он в последний раз взглянул вниз на удаляющуюся фигуру и исчез.


Дым поднимался над огромным зданием. Люди собрались в кучку под натиском давления со стороны. Паника, страх, ужас и крики раздавались вокруг... и среди этой какофонии с неба раздался дикий хохот, и взгляды людей, вдруг прекративших балаган, обратились к нему. Человек стоял на крыше ближайшего двухэтажного здания, подняв руки к небу, а в его ладонях образовывалось шарообразное, наполненное молниями «облако». Резкий ввыпад вперед и, уже не первый, судя по окружающей остановке, сгусток энергии, направился в сторону граждан. Сообразив, что сейчас случится, те бросились в рассыпную.
Атака не достигла цели, новый заряд энергии, подобный этой, предотвратил разрушения. В рассеивающемся дыме показалась фигура совсем еще молодого парня, облаченого в форму Хранителя.
- Магнус… - Радорстно загалдели люди и начали беспечно вылезать из своих укрытий. - Это Магнус, мы спасены!
- Не высовывайтесь! - В сердцах воскликнул «спаситель», а тот, кто был в плаще, обратился к нему.
- Это ты правильно говоришь. Я ждал именно тебя, Магнус. - В его исполнении обращение прозвучало как оскорбление. Хранитель поморщился.
- И что же Морсу вроде хочет от меня?
Сверху летел новый клубок молний, от которого Магнус лишь отмахнулся, играючи рассеяв его на пол пути. Сам он атаковать не торопился, логично предпологая, что с ним играют и растягивал время, пока другие Хранителя уводили из этого района людей.
- Я знаю, КАК убить тебя, Магнус! Победа на моей стороне!
- Ты собрался убить меня шариками? - усмехнулся Ний. - Если да, то ты самонаден.
- Ты уверен, Ний? - Человек еле успел отразить следующий «шар» атаки, когда услышал собственное имя. Но как? Неужели этот бандит знает его? Откуда?
- Что тебе надо от меня?! - Не выдержал молодой маг.
- Я же сказал, что убью тебя. У тебя плохо со слухом? А поможет мне в этом никто иной как твоя младшая сестра. Лиора.
Реакция подкачала. Именно в этот момент заряд энергии не заставила себя ждать, обрушившись на Шелеста. Испуганный крик горожан, взрыв и глухой удар. Ний осел на землю, зажимая грудь ладонью. Холод уже охватывал тело, туман заволакивал сознание, а голоса людей, зовущие Магнуса, были уже плохо различимы.


- Не мог он умереть! Я не убивал его! - воскликнул молодой человек. На его лице была надета черная маска из бархата. А под длинным бархатным плащом черного цвета угадывался строгий черный костюм. Из-под маски блестели лишь необычайно синие глаза. - Он жив. Я это чувствую. Ты же знаешь, что мы связаны. Говорю тебе, он ЖИВ, Сангвис!!
Человек, находившийся все это время в тени, посмотрел на своего товарища и покачал головой.
- С ума сойти, Гоуст. Этот Магнус стал твоей манией. Ты бредишь им. Сначала ты узнал его слабость, его имя, ты узнал кто он, ты убил его семью, смысл его жизни. Ты разрушил его жизнь, ты уничтожил его морально. Ему оставалось молить о смерти, которую ты, кстати, и хотел ему подарить, как жалость, так ты когда-то выразился? И когда, наконец, это случилось, не можешь смириться? А сейчас вообще заявляешь, что вовсе не собирался его убивать? Если раньше один я понимал тебя, то сейчас это даже мне не под силу. К чему ты стремишься, Гоуст?
- Всему свое время, Сангвис, всему своё время. Ты обязательно скоро все узнаешь. Он умрет. Но когда я этого захочу.
26 сентября 2005 г.

Кахо открыл глаза и зажмурился. Яркий солнечный свет упрямо падал в лицо. Тело болело, и когда юноша попытался подняться, грудь пронзила дикая боль. Он застонал и упал обратно на кровать.
- Доброе утро, Кахо. – К кровати подошла девушка. Но когда он увидел ее, на лице отразилось презрение.
- Неужели тебе так не приятно видеть меня? – Грустно спросила она.
- Мне не тебя неприятно видеть, а то, кем ты стала.
Она только вздохнула и убрала с его глаз волосы.
- Ты был ранен. Когда тебя нашли, ты потерял много крови. Удивительно, что ты жив остался.
- Дуракам везет! – Захохотал он.
– Ты никогда не станешь серьезным. – Жалобно простонала она и, заплакав, выбежала из комнаты. Через пять минут дверь снова скрипнула, и на пороге появился мужчина в форме Магнуса и направился к кровати, где лежал больной.
- Опять довел Эль до слез? – Со стороны могло показаться, что ему жаль девушку, но Кахо прекрасно знал, что этот человек жесток и вряд ли может кому-либо сочувствовать. А потому мужчине никак не могло стать жаль черноволосой красавицы с заплаканными глазами. Юноша не скрывал своей неприязни к этому человеку и никак не мог понять, что именно тому понадобилось от него. Посетитель как будто прочитал мысли Кахо.
- Мне было поручено следить за твоей безопасностью во время «операции». – Парень поморщился от мысли о том, что они с этим человеком еще долго не расстанутся, но мужчина невозмутимо продолжил. – Мне тоже не особо приятно находиться с тобой в одной компании, но приказы не обсуждаются. Также хочу добавить, что ты отстранен от службы на неопределенный срок. - Он запнулся всего на долю секунды, а затем добавил: - Не хотел огорчить, но …
По мере того как Эдгар говорил, а мужчину звали именно так, юношу охватывали противоречивые чувства: удивление, недоверие, ужас…
- Хорошо, - Молодой человек принял сидячее положение и внимательно посмотрел в карие глаза собеседника. – Хорошо, Эдгар. Я согласен терпеть тебя все это время.
- Т.е. «сейчас исчезни»? – Посмотрел он на парня и, хоть лицо не выражало никаких определенных чувств, в глазах читалась насмешка. – Пока, малыш Кахо.
Раздавшийся смешок вывел из себя Кахо и он кинул в закрывшуюся дверь подушку. От резко движения тело пронзила острая боль, и он со стоном повалился на кровать.


* * *
Сангвис стоял около окна и смотрел, как капли дождя шумно падают на стекло. После боя Гоуста с Магнусом прошло три месяца. За это время их лидер постоянно закрывался у себя в кабинете и что-то упорно изучал. Что именно молодой человек так и не знал. Но его ужасно задевало то, что его лучший друг не рассказывает ему ничего.
« Он помешался на этом Магнусе!» - Кулак врезался в стену, и боль немедленно разлилась по руке, но Сангвис не особо обратил на нее внимание. Два года назад Гоуст впервые встретился с этим Магнусом на площади, когда вытаскивал кошельки из карманов покупателей, и между ними разгорелся конфликт. Конфликт – еще мягко сказано. От их боя все заволокло пылью, и послышались кашли людей.


Кахо долго не мог заснуть ночью. Он крутился из стороны в сторону, ворочаясь кровать. В конечном счете, он встал, накинул на себя рубашку и, натянув штаны, вышел на улицу. Фонари освещали дороги. Вдали поднимался слабый туман.
«Насколько отличимые времена суток... Ночью бродят мошенники и негодяи, а днем – Хранители правопорядка. А разница между ними в общем счете никакой. Каждый тянет одеяло на себя. И используют они обычных людей. Даже я, только пешка в играх властей».
Внезапно свет фонаря потух. За ним второй, третий…. Раздался треск. Юноша насторожился, тишина была слишком громкой, она оглушала. Он пытался уловить хоть какой-нибудь звук. Ничего. Кахо стал нервничать.
- надо возвращаться в комнату. Нельзя в такое время выходить в одиночку. – Дал он указания сам себе. Стоило ему сделать шаг, как что-то тяжелое больно ударило в голову и стало темно.
Кахо приоткрыл глаза и резко зажмурился. Перед ним склонился человек, на его лице красовалась насмешливая улыбка.
- ух, ты, проснулся. А мне уже стало казаться, что ты копыта отбросил. Не похоже.
Кахо все это время непонимающе смотрел на него.
- что смотришь?
- ты кто?
- вот это да… тебе что? Боль в башку стукнула? Или как?
- просто спрашиваю кто ты?
Кахо еле удерживал равновесие, голос предательски дрожал, страх сотрясал тело.
«Вот это я влип. И никто не поможет. Никто. Они даже не знают где я».
- Я, Сангвис. Знаешь, ничего личного парень. Ну, почти ничего.
«да ну?»
- знаешь, не я это затеял. Если на чистоту, я бы тебя сразу на улице прибил и дело с концом. Все вы мне Магнусы противны.
- тогда…
- отвяжись. Узнаешь. Хе-хе. Тебя как зовут-то, парень?
- Кахо.
- да… - вздохнул он.
И Сангвис вышел из комнаты. Кахо стеклянными глазами уставился в стену. Страх предательски заползал в сердце со всех сторон. Он так и остался сидеть, когда в комнату вошли два человека, один из них снял с его рук веревки и отошел к другому. Только тогда Кахо посмел поднять взгляд. Он вздрогнул. Перед ним стоял он сам. Вот только выражение глаз пугало.
«Что там кроме глубоко холода?»
- Нарцисизмом случайно не страдаем? – насмешливо поинтересовался двойник. – Ты так замер… или призрака увидел…
- кто… ты?
Его не удостоили ответом.
Насмешливый взгляд изучал его с ног до головы.
- не сбежал, Юлис. Ты смотри…
- я б давно попытался. – Фыркнул он.
- кто я? Хм, да, занимательный вопрос, братец. Неужели ты действительно не узнал меня? Никогда бы не ожидал, ты же Великий Магнус. Ну же, взгляни на меня.
Кахо поднял взгляд и снова опустил.
- что? Что молчишь? Сказать нечего? Не поверю. Хотя, никого не интересует, что ты скажешь. Разве что меня, но со мной ты, похоже, общаться не хочешь. Тогда говорить буду я.
Я ждал двадцать лет этого момента. С того дня, когда тебя забрали от меня в эти хоромы, когда я надеялся, что ты отыщешь меня, защитишь от всей грязи и ужаса мира. Но ничего подобного не произошло. Мне повезло больше чем нашей старшей сестре. Я успел спрятаться за разбитыми плитами, когда пришли Магнусы, а она нет. Ее убили на моих глазах, потом сожгли тело. И все это время они стояли рядом и смеялись. Вот так вот. А ты помнишь ее, а, братец?
Кахо молчал, все, что говорил этот человек, звучало как огромная нелепость. – Ты называешь себя моим братом, а откуда я знаю, что ты просто не свихнувшийся морс, «нацепивший» на себя мое лицо? Я не помню ничего об этой девушке. Я не верю тебе. Я не верю ни единому слову сказанному тобой. Ты просто псих!
- как мы заговорили. Довольно смело для человека в твоем положении. Ну, я думаю, что мы все очень быстро исправим.
- что ты задумал? – дернулся Кахо.
- эй, Сангвис, помоги мне!
- Ай! – боль, цепко, разлилась по голове, как обжигающая лава, и тяжестью нависла на глаза. Кахо еще минут 5 упрямо сопротивлялся, но заснул под этой тяжестью.
- вот так лучше всего. – Усмешка не сходила с лица Гоуста. Сангвис насмешливо смотрел на обмякшее тело Хранителя, присел рядом и посмотрел на его лицо.
- слушай, милый у тебя братик. Вы уверены, что вы близнецы? Совсем не похожи. У тебя черты лица более резкие и четкие. А этот… хм…
- не забывай, что мы росли порознь. Этот в богатстве, с родителями, ни в чем себе не отказывая. А мы с тобой, чем питались? Эх, Сангвис, вернуть бы все время назад. В тот момент, когда мы встретились…
- о-па… а ты еще не безнадежен для общества. Мило. Хорошо что тебя никто не слышит кроме меня. А то от смеха бы лопнули.
- не то слово. - отрезал Гоуст. Прошлое не вернешь, а потому важно настоящее. Оно дорога к будущему. Надеюсь мой «любимый» братец нам в этом поможет. Хе-хе. (перечитать досюда)


Меня зовут Кахо. Живу я в Столице - так издавна прозвали наш город, некоторые еще называют его просто Город. Сам я вырос в обыкновенной семье, с кучей родственников, которые посещали (и все еще посещают) друг друга на праздники, будь то празднование Круга, дни рождения или просто выходные.
В общем рос нормальным ребенком, со всеми подростковыми проблемами, какие присутствуют у всех детишек в воспитательных корпусах, школах, Академиях.